Президенту Российской Федерации Путину В.В.

Председателю Правительства Российской Федерации Медведеву Д.А.

Министру здравоохранения Российской Федерации Скворцовой В.И.

Министру финансов Российской Федерации Силуанову А.Г.

Министру экономического развития Российской Федерации Орешкину М.С.

Министру юстиции Российской Федерации Коновалову А.В.

14 сентября 2018 г

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Мы возражаем о внесении изменений в Федеральный закон «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», предложенный Министерством юстиции 3 сентября 2018 года, так как данные изменения могут привести к резкой вспышки эпидемии среди Ключевых Групп, что в свою очередь приведёт к обострению общей эпидемиологической ситуации в Российской Федерации.

На данный момент профилактикой ВИЧ-эпидемии в ключевых группах, группах населения повышенного риска, определённых ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТРАТЕГИЕЙ противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу (№2203-р от 20.102016)., как потребители инъекционных наркотиков, секс-работники и секс-работницы (в Государственной Стратегии – лица, занимающиеся проституцией), МСМ, мужчины имеющие секс с мужчинами (в Государственной стратегии – лица, вступающие в нетрадиционные сексуальные отношения), занимаются исключительно некоммерческие организации (НКО). И, в основном, на гранты от иностранных частных фондов.

Хотим обратить Ваше внимание на то, что:

  1. Неясно, как данная инициатива может положительным образом повлиять на ситуацию с ВИЧ-инфекцией в Российской Федерации. Существует официально принятая в Российской Федерации Государственная стратегия по борьбе с ВИЧ-инфекцией. Согласно Стратегии, профилактика ВИЧ-инфекции является одним из основных направлений работы и включает в себя комплекс самых различных мер, направленных как на общее население, так и на ключевые группы. Данный комплекс практически полностью соответствует международным стандартам и законодательству Российской Федерации. Существует один тип профилактики ВИЧ-инфекции, который не проводится в Российской Федерации, так как он законодательно запрещен. Соответственно, необходимость в дополнительной экспертизе профилактических проектов отсутствует.
  2. На наш взгляд, в своей деятельности некоммерческие организации, работающие в сфере профилактики ВИЧ-инфекции в Российской Федерации, в достаточной степени контролируются различными ведомствами, в том числе Минюстом, в том числе на этапе регистрации устава и в ходе плановых и внеплановых проверок
  3. . Условием для реализации многих проектов в регионах является поддержка со стороны министерств здравоохранения субъектов Российской Федерации или центров СПИД, которые также осуществляют надзорную деятельность. Необходимость в дополнительном контроле, на наш взгляд, отсутствует.
  4. Вопросы профилактики ВИЧ-инфекции затрагиваются, в том числе, в проектах, связанных с туберкулезом, вирусными гепатитами, профилактикой наркозависимости, формированием здорового образа жизни и т.д. Соответственно, речь идет о большом количестве проектов, которые необходимо будет проверять. В связи со значительным объемом работы контролирующая деятельность может свестись к формальным проверкам, что неизбежно повлечет за собой задержку в реализации многих важных проектов и ошибочный отсев потенциально эффективных проектов. Второе следствие – компонент по ВИЧ-инфекции будет исключаться из комплексных проектов, что негативно скажется на эпидемиологической ситуации по ВИЧ-инфекции в стране.
  5. Предложенный законопроект «О внесении изменений» не содержит даже общей информации о критериях оценки проектов и, на наш взгляд, риски от неправильной реализации значительно перевешивают даже потенциальную пользу от подобной инициативы. Риски, на наш взгляд, включают в себя: ошибочный отсев потенциально эффективных проектов вследствие недостатка экспертов по данной теме; потенциальную коррупционную составляющую вследствие непрозрачности и непроработанности критериев.
  6. Данная инициатива с большой долей вероятности приведет к снижению притока ресурсов/инвестиций, выделяемых на профилактику ВИЧ-инфекции извне, и, следовательно, учитывая непростую эпидемиологическую ситуацию, поставит Российскую Федерацию перед необходимостью выделять больше средств из государственного бюджета. Кроме того, данное предложение может быть интерпретировано таким образом, что даже крупные коммерческие организации, имеющие любую долю иностранного капитала, подпадут под действие нововведений. Следовательно, существует риск сворачивания и без того небольших программ профилактики, поддерживаемых коммерческим сектором.
  7. Вызывает вопросы то, почему данная инициатива касается только ВИЧ-инфекции, только некоммерческого сектора и именно иностранных ресурсов.

По нашему мнению, одобрение предложенного законопроекта «О внесении изменений»   приведет к тому, что у некоммерческого сектора в целом снизится интерес и мотивация к реализации проектов в сфере профилактики ВИЧ-инфекции. А учитывая крайне непростую эпидемиологическую ситуацию и недостаток государственных ресурсов, это может ухудшить ситуацию с ВИЧ-инфекцией в Российской Федерации. Целесообразность внедрения данных нововведений требует дальнейших широких консультаций с привлечением экспертов из различных областей.

Некоммерческие организации могут выступать экспертами и готовы к сотрудничеству с государством. Государству будет крайне сложно вести борьбу с эпидемией ВИЧ среди таких ключевых групп, как МСМ и КСР (работники коммерческого секса) без участия НКО, компетентных в этой сфере. Необходимо понимать, что ни один «уполномоченный Правительством Российской Федерации орган исполнительной власти» ни является компетентным в этой сфере, чтобы принимать решения о необходимости «программы, проведения мероприятий в сфере предупреждения (профилактики) распространения ‎ВИЧ-инфекции». Запрет любой «программы, проведения мероприятий в сфере предупреждения (профилактики) распространения ‎ВИЧ-инфекции» в момент роста ВИЧ-эпидемии в стране является преступным по отношению населению Российской Федерации, поскольку приведёт к росту ВИЧ-эпидемии, ухудшению здоровья нации в целом, увеличению бюджета на здравоохранение.

Умения НКО привлекать внебюджетные средства, в том числе из-за рубежа, в момент, когда в стране наблюдается дефицит бюджета, а расходы на здравоохранение продолжают расти, должны поощряться, а мы на протяжении последних лет видим лишь увеличение сложностей для деятельности и отчётности НКО. Здоровье – ограниченный ресурс и не восполняемый в полной мере, в случае запрета профилактических мер и ликвидации профильных НКО, рост эпидемии увеличится, и у России будет шанс перейти с третьего места в мире по распространению ВИЧ после ЮАР и Нигерии, на первое. Это очень сомнительное лидерство.

Российская Федерация подписала Политическую декларацию по ВИЧ и СПИДу 2016 года, а значит, как и все государства, подписавшие декларацию признает важную роль международного финансирования и сотрудничества, а также принимают на себя обязательства поддерживать организации гражданского общества в работе с ВИЧ, особенно среди ключевых групп, чтобы активизировать борьбу с ВИЧ и прекратить эпидемии СПИДа на планете к 2030 году. На EECAAC 2018, проходившей в Москве в апреле этого года, министры и чиновники Российской Федерации выражали готовность сотрудничать с мировым сообществом в достижении общемировой цели по остановке эпидемии ВИЧ.

Внесение данных изменений в законодательство приводит к распылению государственных ресурсов, и сведению на нет всех успехов в области профилактики ВИЧ среди ключевых групп, достигнутых НКО, а также обратит вспять достижения российского здравоохранения на пути борьбы с ростом ВИЧ-эпидемии.

Ещё раз призываем вас не принимать пагубных решений, изменения, предлагаемые Министерством юстиции, не несут никаких позитивных следствий для государства, создание дополнительного контроля за НКО в сфере профилактики ВИЧ нецелесообразно. А запрет программ профилактики, даже не нецелевого использования средств, а именно программ профилактики, и ликвидация НКО, занимающихся профилактикой ВИЧ-эпидемии, по сути, является нанесением вреда всему делу борьбы с распространением эпидемии ВИЧ на территории Российской Федерации.

14.09.2018

Подписали:

  1. Матисова Зоя Павловна, Председательница Координационного Комитета

«Российской Коалиции ВИЧ-сервисных организаций и ЛГБТ-сообществ», г Москва

  1. Писемский Евгений, председатель социально ориентированной общественной организации “Феникс ПЛЮС”, г Орел
  2. к.п.н. Лихошва Валентина Павловна, МРОО профилактики ВИЧ «Вектор», руководительница, г. Мурманск.
  3. Гильманов А.Ф., РОО «Позитивная Среда», председатель, г. Уфа.
  4. д.м.н. Шегай Марина Михайловна, Фонд «Российское здравоохранение», директор проекта, г Москва
  5. Аверин Владимир Анатольевич, Центр охраны здоровья и социальной защиты «СИБАЛЬТ», Председатель Правления, г Омск. 
  6. Виталий Джума, исполнительный директор, Евразийская коалиция по мужскому здоровью (ЕКОМ), Таллинн, Эстония 
  7. Малышев Максим, координатор социальной работы «Фонда имени Андрея Рылькова», г Москва,
  8. Федякин Станислав Андреевич, член Совета Иркутского движения “Queer Pow­er”, г. Иркутск 
  9. Доллен Виктория, ПЦБФ “Свеча”, г Москва
  10. Пчелин Игорь Владимирович, председатель РОФ “Шаги”, г Москва.
  11. Годлевская Мария, руководительница Инициативной группы «ЛБ+», г Москва
  12. Шнайдер Алексей Александрович, генеральный директор НП «ФармАкта. Качество и Стандарты», г Москва
  13.  Дудоров Игорь Николаевич, руководитель, ИГ ЛГБТ группа “ИМПУЛЬС” г.Псков, ПРОО “Псковская антиСПИД инициатива”, г Псков
  14. Алексей Беспалов, супервизор БГТ*инициативы “Движение”, г. Екатеринбург
  15. Талялев Максим Юрьевич, АНО “Спортивное ЛГБТ сообщество”, координатор проектов, г Нижний Новгород.
  16. Просвирина Светлана, председатель, Калининградская региональная общественная организация, представляющая интересы людей, затронутых проблемой ВИЧ/СПИД и других социально-значимых заболеваний “СТАТУС ПЛЮС”-  г. Калининград.
  17. Маслова Ирина Анатольевна, лидер  Движения секс-работников и тех, кто их поддерживает по защите здоровья, достоинства и прав человека “СЕребряная Роза”, г Санкт- Петербург
  18. Левина Наталия Николаевна, старший научный сотрудник НМИЦ ПФИ МЗ, г Москва
  19. Баранов Николай Алексеевич, Некоммерческое партнерство “Антинаркотические программы”, г Пермь
  20. Коcтин Павел, руководитель, Инициативная группа «Новичок», г Санкт-Петербург
  21. Винниченко Татьяна Викторовна, директорка Московского комьюнити-центра для ЛГБТ+ инициатив, г. Москва
  22. Алексей Сергеев, координатор “Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие”, г Санкт-Петербург
  23. Прокофьев Ю.Г ., руководитель, ЛГБТ+ инициативная группа «Ракурс» , г Архангельск
  24. Ладонкин Александр Сергеевич, программный директор, Калининградский региональный благотворительный общественный фонд помощи людям попавшим в сложную жизненную ситуацию «Наследие»
  25. Трутнев Алексей Валерьевич, учредитель,  ИРОО «ЦСП Навигатор» г. Иркутск
  26. Шастина Елена Владимировна, координатор проектов АНО “Новая жизнь”, г. Оренбург.
  27. Анна Довбах, исполнительный директор «Евразийской ассоциации снижения вреда»

Комментировать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *